Житие Святителя Луки (Воино-Ясенецкому), исповедника, архиепископа Крымского


1 1Лука (Войно-Ясенецкий Валентин Феликсович), архиепископ Симферопольский и Крымский.

Родился 27 апреля 1877 года в г. Керчи, в семье провизора.
Родители его вскоре переехали в Киев, где он в 1896 году одновременно окончил 2-ю Киевскую гимназию в Киевское Художественное Училище. У юноши проявилось художественное дарование, наметилось и направление, проникнутое религиозной идеей. Войно-Ясенецкий ходил по церквам и в Киево-Печерскую Лавру, делал много зарисовок богомольцев, за которые получил премию на выставке в Училище. Он собирался поступить в Академию Художеств, но желание приносить непосредственную пользу народу заставило его изменить свои планы.

Валентин Феликсович проучился год на юридическом факультете, затем перешел на медицинский факультет Киевского университета.
В 1903 г. он с отличием окончил университет.

В январе 1904 г. во время войны с Японией, направлен с госпиталем Красного Креста на Дальний Восток и работал в г. Чите заведующим хирургического отделения госпиталя. Здесь Валентин Феликсович познакомился с сестрой милосердия, которую раненые называли "святой сестрой" и женился на ней.

С 1905 по 1917 гг. В.Ф. Войно-Ясенецкий работал земским врачом в больницах Симбирской, Курской, Саратовской и Владимирской губернии и проходил практику в Московских клиниках. За это время он сделал множество операций на мозге, органах зрения, сердце, желудке, кишечнике, желчных путях, почках, позвоночнике, суставах и т.д. и внес много нового в технику операций. Во время первой мировой войны в нем пробудилось религиозное чувство, забытое было за множеством научной работы, и он начал постоянно ходить в церковь.

В 1916 г. В.Ф. Войно-Ясенецкий защитил в Москве диссертацию на тему: "Регионарная анестезия" и получил степень доктора медицины. Варшавский университет удостоил его диссертацию крупной премии имени Хайницкого.

В 1917 г. Войно-Ясенецкий получил по конкурсу место главного врача и хирурга Ташкентской больницы.

В 1919 г. его жена скончалась от туберкулеза, оставив четверых детей.

Войно-Ясенецкий был одним из инициаторов организации Ташкентского университета и с 1920 г. избран профессором топографической анатомии и оперативной хирургии этого университета. Хирургическое искусство, а с ним и известность проф. Войно-Ясенецкого все возрастали. В разного рода сложных операциях он изыскивал и первым применял методы, получившие затем повсеместное признание. Его бывшие ученики рассказывали чудеса об его изумительной хирургической технике. На его амбулаторные приемы больные шли непрерывным потоком.

Сам он все больше находил утешение в вере. Посещал местное православное религиозное общество, изучал богословие, ближе сошелся с духовенством, принимал участие в церковных делах. Как он сам рассказывал, однажды он выступил на епархиальном съезде "по одному очень важному вопросу с большой горячей речью". После съезда Ташкентский епископ Иннокентий (Пустынский) сказал ему: "Доктор, вам нужно быть священником". "Я принял это, как Божий призыв, - говорил архп. Лука, - и ни минуты не раздумывая ответил: "Хорошо, владыко, я буду".

В 1921 г. в день Сретения Господня, проф. Войно-Ясенецкий был рукоположен во диакона, 12 февраля - во иерея и назначен младшим священником Ташкентского кафедрального собора, оставаясь и профессором университета.

1В мае 1923 г. отец Валентин принял пострижение в монашество с именем Луки, в честь св. апостола и евангелиста Луки, который, как известно, был не только апостол, но и врач, и художник.
12 мая того же года он хиротонисан тайно в г. Пенджекенте во епископа Ташкентского и Туркестанского.

- "Много людей недоумевает, - говорил архиеп. Лука в день своего восьмидесятилетия 27 апреля 1957 года, - как я мог, достигнув славы ученого и весьма крупного хирурга, стать проповедником Евангелия Христова".

"Думающие так, глубоко ошибаются, что невозможно совместить науку и религию … Знаю я, что и среди нынешних профессоров есть очень много верующих, просящих у меня благословения".
Нужно добавить, что, принимая священнический сан, проф. Войно-Ясенецкий получил от Патриарха Тихона наказ, подтвержденный и Патриархом Сергием, - не оставлять научную и практическую деятельность по хирургии; и все время, в какие бы условия не попадал, он везде продолжал эту работу.

Находясь в 1923-1925 годах на Севере, епископ Лука обратил внимание на местную жительницу Вальневу, излечивавшую своими средствами некоторые гнойные воспаления, обычно требовавшие хирургического вмешательства. Она делала состав из каких-то трав, перемешанных с землей и сметаной, и лечила даже глубоко расположенные гнойники. Возвращаясь в Ташкент, преосвященный Лука вывез с собой и Вальневу и много времени отдал лабораторным исследованиям и научной обработке ее метода, дававшего у него хорошие результаты. В Ташкентской газете "Правда Востока" за 1936 или 1937 г. печаталась интересная дискуссия его по этому вопросу с некоторыми хирургами.
Не забывал епископ Лука и своих пастырских обязанностей. Все многочисленные церкви г. Енисейска, где он жил, так же, как и церкви областного города Красноярска, были захвачены обновленцами. Епископ Лука с тремя сопровождавшими его священниками совершал литургию в своей квартире, в зале, и даже рукополагал там священников, за сотни верст приезжавших к православному архиерею.
С 25 января 1925 г. по сентябрь 1927 г. епископ Лука снова епископ Ташкентский и Туркестанский.
С 5 октября по 11 ноября 1927 г. - епископ Елецкий, вик. Орловской епархии.

1

С ноября 1927 г. проживал в Красноярском крае, затем в городе Красноярске, где служил в местном храме и работал врачом в городской больнице.

В 1934 г. вышла в свет его книга "Очерки гнойной хирургии", ставшая настольной книгой хирургов.
"Пожалуй, нет другой такой книги, - писал кандидат медицинских наук В.А. Поляков, - которая была бы написана с таким литературным мастерством, с таким знанием хирургического дела, с такой любовью к страдавшему человеку".

Сам епископ Лука определяет свое отношение к больным краткой, но выразительной формулой: "Для хирурга не должно быть "случаев", а только живой, страдающий человек".

В своей биографии и в упомянутом ранее слове в день восьмидесятилетия, епископ Лука сообщает интересный факт, связанный с работой над этой книгой. Когда он еще в 1915 году задумал книгу по гнойной хирургии и написал предисловие, ему вдруг пришла неожиданная мысль: "На этой книге будет стоять имя епископа".

- "И действительно, - продолжает он, - я предполагал издать ее двумя выпусками и, когда закончил первый выпуск, то написал на заглавном листе: "Епископ Лука. Очерки гнойной хирургии". Ибо тогда я уже был епископом".

Продолжая свою научную работу, епископ Лука не оставлял и пастырской деятельности, трудился и над углублением своих богословских знаний.

С первых же дней Великой Отечественной войны до конца 1943 г., епископ Лука работал главным хирургом и консультантом Красноярского эвакогоспиталя для тяжелораненых.

Осенью 1942 г. он был возведен в сан архиепископа с назначением на Красноярскую кафедру.

8 сентября 1943 г. он был участником Собора, единогласно избравшего митрополита Сергия Патриархом Московским и всея Руси. Этот же Собор постановил отлучить от Церкви всех епископов и священнослужителей, изменивших Родине и перешедших в лагерь фашистов, и лишить их сана.
В конце 1943 года архиепископ Лука переезжает в г. Тамбов. Хотя зрение его начало заметно 

ухудшаться, но он ведет активную работу в эвакогоспиталях, выступает с докладами, читает лекции для врачей, учит их и словом и делом.

В январе 1944 г. его назначают архиепископом Тамбовским и Мичуринским.

Ко времени пребывания архп. Луки в Тамбове относится страничка воспоминаний о нем В.А. Полякова. Он пишет:

"В один из воскресных дней 1944 г. меня вызвали в Тамбов на совещание начальников и главных хирургов госпиталей Воронежского военного округа. В то время я был ведущим хирургом госпиталя на 700 коек, стоявшего в Котовске.

На совещание собралось много народа. Все расселись по своим местам и за столом президиума уже поднялся председательствующий чтобы объявить название доклада. 

1

Но, вдруг, широко открылись обе двери, и в зал вошел человек огромного роста в очках. Его седые волосы ниспадали до плеч. Легкая, прозрачная, белая кружевная борода покоилась на груди. Губы под усами были крепко сжаты. Большие белые руки перебирали черные матовые четки.

Человек медленно вошел в зал и сел в первом ряду. Председательствующий обратился к нему с просьбой занять место в президиуме. Он поднялся прошел на подмостки и сел в предложенное ему кресло.
Это был профессор Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий". (Журнал "Хирургия" 1957 г., № 8, с. 127).

В конце 1943 года вышло второе издание "Очерки гнойной хирургии", переработанное и увеличенное почти вдвое, а в 1944 году - книга "Поздние резекции инфицированных огнестрельных ранений суставов". За эти два труда архп. Луке была присуждена Сталинская премия первой степени.
Есть сведения, что он состоял членом Академии Медицинских Наук. Впрочем, в официальных биографиях, данных об этом не имеется.

Кроме трудов на медицинские темы, архп. Лука составил много проповедей и статей духовно-нравственного и патриотического содержания.

В 1945-1947 гг. он работал над большим богословским трудом - "Дух, душа и тело", - в котором разрабатывал вопрос о душе и духе человека, а также учение Св. Писания о сердце, как органе богопознания. Много времени уделял он и на укрепление приходской жизни. В 1945 году высказывал мысль о необходимости избрания патриарха по жребию.

В феврале 1945 г. за архипастырскую деятельность и патриотические заслуги архп. Лука был награжден правом ношения креста на клобуке.

В мае 1946 года он назначен архиепископом Симферопольским и Крымским. В Симферополе он опубликовал три новые медицинские работы, но зрение его становилось все хуже. Левый глаз его уже давно не видел света, а в это время и на правом стала зреть катаракта, осложненная глаукомой.
В 1956 году архиепископ Лука совсем ослеп. Практическую врачебную деятельность он оставил еще в 1946 году, но продолжал помогать больным советами. Епархией же управлял до самого конца с помощью доверенных лиц. В последние годы своей жизни он только слушал, что ему читают и диктовал свои работы и письма.

Скончался архиепископ Лука 11 июня 1961 года.

О характере архиеп. Луки давались самые разноречивые отзывы. Говорили о его спокойствии, скромности и доброте, и в то же время, о его высокомерии,1 неуравновешенности, заносчивости, болезненном самолюбии. Можно думать, что человек, проживший такую долгую и трудную жизнь, до предела насыщенную самыми разнородными впечатлениями, мог проявлять себя по-разному. Вполне возможно, что его громадный авторитет в области хирургии, привычка к безусловному повиновению окружающих, особенно во время операций, создала у него нетерпимость к чужим мнениям даже в тех случаях, когда его авторитет вовсе не являлся непререкаемым. Такая нетерпимость и властность могли быть и очень тяжелы для окружающих. Словом, это был человек, с неизбежными у всякого человека недостатками, но в то же время стойкий и глубоко верующий. Достаточно было посмотреть, как проникновенно, со слезами, совершал он литургию, чтобы убедиться в этом.

Занявшись богословскими науками уже в возрасте сорок с лишним лет, архп. Лука, естественно, не мог достигнуть в этой области такого совершенства, как в медицине; или какого достигли некоторые другие архиереи, всю жизнь посвятившие только богословию. Он допускает промахи, иногда довольно серьезные. В его основном богословском труде "Дух, душа и тело", встречаются мнения, оспариваемые многими сведущими читателями, а статья "О посылке Иоанном Крестителем учеников к Господу Иисусу Христу с вопросом, Он ли Мессия", - и вообще была запрещена и не печаталась. Зато проповеди его, которым архп. Лука придавал исключительное значение, считая их неотъемлемой частью богослужения, отличаются простотой, искренностью, непосредственностью и самобытностью.

Хочется привести отрывок из его "Слова в Великую Пятницу". Тема проповеди - основное в христианстве. На эту тему так много говорили в течение 1900 лет лучшие христианские проповедники, что, кажется, ничего нового сказать уже нельзя. И, все-таки, слова архиепископа Луки трогают, как что-то неожиданное.

- "Господь первый взял крест, - говорит он, - самый страшный крест, и вслед за ним взяли на рамена свои кресты меньшие, но часто тоже страшные кресты, бесчисленные мученики Христовы. Вслед за ними взяли кресты свои огромные толпы народа, которые, тихо опустив головы, пошли с ними в дальний путь.
В дальний и тернистый путь, указанный Христом, - путь к Престолу Божиему, путь в Царство Небесное, идут и идут, и идут, почти уже 2000 лет, идут вслед за Христом толпы и толпы народа …
"Что же, неужели мы не присоединимся к этой бесконечно идущей толпе, к этому святому шествию по пути скорбей, по пути страданий?
Неужели мы не возьмем на себя кресты свои и не пойдем за Христом?
Да, не будет! …
Да наполнит Христос, так тяжко пострадавший за нас, Своей безмерной благодатью сердца наши.
Да, даст Он нам в конце нашего долгого и трудного пути познание того, что сказал Он: - "мужайтесь! Яко Аз победил мир! Аминь".

Если припомнить, что эти слова были сказаны весной 1946 г., когда архиеп. Лука с болью сердечной порывал с делом всей своей жизни, когда он стоял на пороге слепоты, неизбежность которой как врач, он хорошо понимал, - если припомнить все это, то его слова, его смиренное согласие принять на себя новый и тяжкий крест, приобретают особенный смысл.

2 июля 1997 г. в Симферополе, городе, где святитель жил в 1946-1961 гг. ему открыт памятник.

Тропарь Луке (Воино-Ясенецкому), архиеп. Крымскому, исповеднику.

Возвестителю пути спасительного, /
исповедниче и архипастырю Крымския земли, /
истинный хранителю отеческих преданий, /
столпе непоколебимый, Православия наставниче, /
врачу богомудрый, святителю Луко, /
Христа Спаса непрестанно моли /
веру непоколебиму православным даровати /
и спасение, и велию милость.


1 Rambler's Top100

*** Мастерская церковного искусства "Иконное Дело" ikonodel.ru © 2008-2013 Иван Корчуков ***